В мире

Исследователи считают перенаселение Земли глобальной угрозой

В 1927 г. на планете проживало 2 млрд людей, а на начало 2022 г. нас уже 7, 92 миллиарда. А ведь за отчётный период случились мировая война, множество революций, междоусобиц и эпидемий. Поэтому каждый, кто задумается над этой динамикой, поневоле схватится за голову. Земля слишком мала для нас. Она не сможет нас прокормить, если мы будем размножаться и расходовать ресурсы прежними темпами. Политики, бюрократы и учёные давно оседлали наш страх оказаться в глобальной мальтузианской ловушке. И играют на нём, как на гитаре. Всё бы ничего, но следом подкрадываются подозрительность к научному знанию в целом и самые чёрные прогнозы на будущее.

  

Плюс-минус 8 миллиардов

Последние прогнозы Организации Объединённых Наций обещают к 2050 г. увеличение населения земли до 9, 6–9, 8 млрд человек. Предсказания ООН совпадают с оценками Справочного бюро народонаселения и в прошлом были довольно точны: в 2004 г. эксперты предрекали, что к 2020 г. нас будет 7, 6 млрд, а по факту вышло немногим больше – 7, 8 миллиарда. Но сами исследователи, похоже, не слишком уверены, что рост населения предопределён: коронавирус, например, сбавил темпы рождаемости в большинстве стран мира.

2035 г. вроде бы не за горами, но Фонд ООН в области народонаселения (UNFPA) путается в показаниях. Предлагаются три сценария – нас будет то ли 8, то ли 9 млрд человек. А дельта в миллиард выдаёт растерянность великих умов перед поставленной задачей. Экономист и демограф Николас Эберштадт считает прогнозы дальше 20 лет и вовсе гаданием на кофейной гуще: «Главный вопрос, на который у науки нет пока ответа: сколько детей будет принято заводить в будущем? У социологов никогда не было инструмента для таких предсказаний. Учитывая это, рассуждения о численности населения через 50 лет – из области научной фантастики, потому что невозможно предсказать, сколько детей будут заводить те, кто сами ещё не родились».

Тем не менее та же ООН смело прогнозирует и на 80 лет вперёд: к 2100 г. население Земли составит 10, 9 млрд человек. Хотя всего 7 лет назад, до пандемии коронавируса, те же исследователи полагали, что человечество расплодится до 11, 2 миллиарда. А по «высокому сценарию» – до 16, 6 миллиарда. «Нисходящий тренд» в прогнозах наметился тоже в 2014–2015 гг., когда международная команда учёных пришла к выводу, что мы вряд ли когда-либо уйдём за 10 миллиардов. А сегодня многие ссылаются на исследование Института показателей и оценки здоровья при Медицинской школе Университета Вашингтона в Сиэтле, согласно которому человечество достигнет пика численности к 2064 г. (9, 7 млрд человек), после чего начнёт сокращаться. И к 2100 г. коптить воздух будет всего 8, 8 млрд – почти как сегодня.

Но пенсионеров старше 80 лет окажется в 6 раз больше нынешнего. В Японии, Италии, Таиланде население уменьшится вдвое, а китайцев останется 732 млн человек. Россия, согласно прогнозу, поредеет до 106 млн (минус около 40 млн человек относительно сегодняшнего дня). Сильнее всех опустеет Восточная Европа, а вырастет в первую очередь Африка: в Нигерии и Эфиопии будет жить в 3–4 раза больше людей, чем в России.

Исследователи уверены, что нащупали очередной «железный закон». По мере роста дохода, уровня образования и процента городских жителей снижение количества детей наблюдается и в Камеруне, и в Швеции. Два, максимум три ребёнка – потолок для среднего класса хоть в Багдаде, хоть в Мехико. Ни ислам, ни скрепы, ни материнский капитал нигде эту тенденцию в корне не сломали. Но гарантирует ли это, что вектор развития не изменится за 80 лет? Во времена Карла Маркса тоже казалось очевидным, что зарплаты пролетариата могут только снижаться по мере модернизации производств. Что три четверти населения смогут процветать в сфере обслуживания, а рабочие «Форда» заработают ими же собранный автомобиль за три месяца, никто и представить не мог.

Хуже всего, что расхождение в прогнозах не объяснить добросовестным заблуждением исследователей. Почтенные социологи и политологи, обучавшиеся в одних и тех же университетах, на основе схожего методического инструментария выдают оценки, расходящиеся на 8 млрд человек. Казалось бы, какое к ним после этого доверие. Наблюдатель вправе махнуть на них рукой: дескать, предоставьте будущему его врождённую способность быть непредсказуемым. Но отмахнуться не получится. Под «высокие сценарии» перенаселения планеты уже сейчас перестраивается экономика, а медийные всезнайки превращаются во влиятельных лоббистов перемен.

 

Зелёная диета

По-хорошему, футурология – это не столько точное предсказание будущего, сколько формирование различных вариантов реакции на него. Например, нефтедобывающая компания надеется хотя бы в общих чертах понимать, как действовать, если взорвётся платформа, перевернётся танкер или в море утечёт 100 тыс. баррелей мазута. Штатные футурологи заранее проигрывают различные сценарии, благодаря чему в недобрый час принимаются чуть более взвешенные и оперативные решения.

В то же время предсказатели с научным бэкграундом ценны, когда формируется корпорация лоббистов, политтехнологов и всевозможных «решал», чтобы обозначить правительствам угрозу и выбить средства на её устранение. Чтобы оправдать милитаризацию, нужно доказать, что страна находится в кольце врагов и на пороге войны. Чтобы появился госзаказ на строительство неэффективного газопровода, нужна апокалиптическая картинка краха экономики без этой трубы. Перенаселение и голод – одна из самых «перспективных» угроз человечеству.

Казалось бы, какой может быть всеобщий голод даже при населении в 10–12 млрд человек? Доклад всё той же ООН утверждает, что в США на помойке оказывается около 40% пищевых продуктов. Ежегодно в мире выбрасывают около миллиарда тонн продовольствия, которое слишком дёшево, чтобы его беречь. При этом возможности роста сельского хозяйства огромны: в Ирландии собирают 95 центнеров пшеницы с гектара, в Латвии – 43, а в Казахстане – 12 центнеров. Но кто скажет, что воспетая при Хрущёве казахская целина уступает по качеству ирландским каменистым почвам – просто за счёт удобрений и организации труда можно увеличить урожайность на порядок. Нет особых проблем и с самими сельскохозяйственными площадями: в России, например, под пашни, сенокосы и пастбища заняты 196 млн гектаров. А в РСФСР было 387 млн га земель сельскохозяйственного назначения, из которых ныне около половины не используется.

Тем не менее рост численности населения «за пределами способности Земли» поставлен Австралий­ской комиссией по-будущему человечества на 3-е место среди основных глобальных угроз. А Всемирная продовольственная программа (WFP), гигантский отросток ООН, в 2019 г. уверяла, что на фоне пандемии коронавируса голод может коснуться 265 млн человек. Ничего подобного не произошло, ассортимент магазинов кардинально не изменился ни в одной стране мира. Тем не менее главный экономист WFP Ариф Хусейн нагнетает, что из-за роста безработицы люди в беднейших странах не могут покупать еду: «Мы никогда не сталкивались с подобным раньше». Хотя сто лет назад всё было гораздо хуже: ни ООН, ни Интернета, ни быстрых кораблей и самолётов.

«Мы должны удвоить наши усилия, чтобы победить голод и недоедание», – говорится в четвёртом «Глобальном докладе о продовольственных кризисах», подготовленном FAO, WFP и 14 другими международными организациями для Совбеза ООН. «Удвоить усилия» означает увеличить финансирование корпорации, которая и так распределяет 12, 6 млрд продовольственных рационов, используя для этого 5000 грузовиков, 20 океанских грузовых судов и 92 самолёта каждый день. Летом 2020 г. речь шла о 2 млрд долларов, обещанных странами-донорами на закупки еды, и 350 млн дополнительных.

Получившая в 2020 г. Нобелевскую премию мира WFP сейчас на коне, несмотря на всю предыдущую критику: косвенно поставки программы разоряют фермеров в неблагополучных странах и поддерживают людоедские режимы в Африке, через которые распределяется помощь. И хотя WFP не пытается доказать, что планета не в состоянии прокормить растущее население, она раскачивает тему голода библейских масштабов. И настраивает выгодный свет для играющих на этом поле околонаучных шоуменов.

Футуролог Рэй Курцвейл пророчит, что разросшееся до 11 млрд особей человечество сможет прокормиться разве что созданием огромных морских ферм, где будет выращиваться дешёвая еда. За ней даже не нужно будет идти в магазин: кликаете на компьютере блюдо – и переработанные особым способом водоросли и морепродукты «распечатываются» на 3D-принтере в виде пищевого субстрата. А Рейват Деонандан из Университета Оттавы подсчитал, что питаться на нынешнем уровне «золотого миллиарда» сможет от силы 3 млрд землян. То есть проблема не в количестве людей, а в том, что богатые слишком много едят – прежде всего мяса. Деонандан уверен, что если худенькие китайцы и вьетнамцы начнут каждый день лопать стейки, коровам не хватит пастбищ и настанет коллапс. Выход один – безмясная диета. Скромного доцента охотно цитирует левый истеблишмент, который ищет поводы ввести новые налоги и распилить деньги на глобальное переустройство сельского хозяйства.

Кстати, оборот мировой мясоперерабатывающей отрасли оценивается в 385 млрд долларов. И если бы не «консенсус учёных» о том, что прожорливые коровы способны уничтожить планету, глобальным фондам вряд ли пришло бы в голову активно поощрять инвестиции в генетические усовершенствования тех же коров, которые уже вполне обходятся без рогов. Швейцарские учёные экспериментируют с пищевой добавкой на основе чеснока, призванной уменьшить количество выделяемого рогатым скотом метана примерно на 20%. Потому что «климатическое лобби» на полном серьёзе заявляет, что «выхлопы» коров способны радикально усилить парниковый эффект.

Параллельно с перспективой перенаселения нас пугают и вырождением. Одно без другого хуже продаётся: якобы из-за отсутствия угроз мы стали настолько глупы, что уже не можем самостоятельно оценивать наше воздействие на планету – и это приведёт человечество к катастрофе. Хотя вроде бы всё наоборот.

 

Питание и ум

Статистика подтверждает: как вид мы достигли немыслимых высот. Средняя продолжительность жизни в развитых странах – под 80 лет. При родах умирает менее 1% младенцев. Треть взрослых людей в Германии или Франции после школы обучались в университетах не менее 4 лет! Хотя 200 лет назад пропорция была обратной: трети младенцев так и не суждено было встать на ноги, а высшее образование получало менее 1% населения. Обычный современный европеец способен совершать действия, которые показались бы наполеоновскому солдату непосильно сложными: заполнить тест ЕГЭ, воспользоваться каршерингом, подобрать диету при повышенном холестерине.

Но попробуйте загуглить «вырождение человечества» и «человечество умнеет». Вам придётся по сусекам собирать в медийном поле горстку интеллектуальных бойцов, оптимистично настроенных относительно перспектив рода. Экспертов, уверяющих, что наши правнуки будут чуть ли не имбецилами, больше в десятки раз.

Главную причину нашего вырождения видят в искусственном интеллекте и в институтах, которые мотивируют нас лоботрясничать. Универмаг Neiman Marcus использует ИИ, чтобы вы могли сфотографировать понравившийся вам предмет, а специальное приложение ищет похожие или такие же вещи в каталоге универмага. В магазине Sephora женщина может выбрать косметику, не нанося её на своё лицо и даже не используя воображение. Программа Color IQ сканирует лицо покупателя и даёт частные рекомендации для оттенков тонального крема и помады. В магазинах Uniqlo пошли ещё дальше, создав стойки UMood, которые показывают покупателям разные продукты и оценивают их реакцию на цвет и стиль при помощи нейропередатчиков. Посетителю не нужно даже нажимать на кнопки, сеть реагирует на сигналы его мозга.

От такой заботы людям не всегда только польза. Каждый седьмой гражданин России 35–44 лет живёт с родителями. Даже если бы нашлись деньги на собственное жильё, с родаками всё равно остались бы 17% переростков. Хотя в 2003 г. таковых было лишь 13%. Похожая ситуация наблюдается и в странах Европы, и в США. В Испании с родителями живут 67% молодых людей от 18 до 29 лет, в Италии – 60%. Полмиллиона взрослых британцев материально зависят от родителей, которые снимают им квартиру, например. Это, конечно, не признак деградации, но звоночек: люди не могут самостоятельно существовать даже в самом комфортном из миров. Смогут ли они выжить, столкнувшись завтра с дефицитом продовольствия?

Стэндфордский профессор Джералд Крэбтри доказывает, что человеческий интеллект достиг пика своего развития несколько тысяч лет назад, и с тех пор наши умственные и эмоциональные способности медленно деградируют. А у каждого следующего поколения возникает от 25 до 65 новых мутаций ДНК. Профессор Крэбтри пишет: «Держу пари, что если бы обычный житель Афин, живший в 1000 году до нашей эры, внезапно оказался среди нас, он или она были бы самыми умными и интеллектуально состоятельными из наших коллег и друзей – они обладали бы хорошей памятью, массой свежих идей и ясным представлением о сути важных вещей».

Но проверить подобные утверждения невозможно. Из древнегреческой философии до нас дошли в подлинниках разве что сочинения Платона и Аристотеля. Великий рассказчик Мишель де Монтень в XVI веке пытался суммировать античную мудрость. Но из его «Опытов» никак не следует, что греки обладали особой ясностью мышления: «Опираясь на соображения разума, Кратет и Дикеарх учили, что души вообще не существует, Платон – что душа есть самодвижущаяся субстанция, Фалес – что она представляет собой естество, лишённое покоя, Асклепиад – что она есть упражнение чувств, Гесиод и Анаксимандр – что она есть вещество, состоящее из земли и воды, Парменид – что она состоит из земли и огня, Эмпедокл – что она из крови». Гиппократ и Герофил помещают душу в желудочке мозга, Демокрит и Аристотель – во всём теле. Если верить Эпикуру, душа квартирует в желудке. Хотя стоики помещали её в сердце и вокруг него, а Эрасистрат – в черепной коробке. И это умнейшие люди. Разве похоже, что простые обыватели обладали исчерпывающими знаниями о «сути важных вещей»? Разве научное мышление не основано на опыте?

Один из главных аргументов за вырождение заключается в нашем якобы постоянно понижающемся IQ. Но если Вильгельм Штерн ввёл понятие коэффициента интеллекта в 1912 г., то каким образом современные учёные смогли оценить способности англичанина Викторианской эпохи (1837–1901 гг.)? Очень просто: они накачали искусственный интеллект некими материалами XIX века, чтобы машина «подстроилась» под уровень викторианца (то ли лесника из Шервудского леса, то ли герцога Бекингемского) и прошла тест Айзенка. И точно так же «протестировали» древнего египтянина или араба из халифата Аббасидов. Но разве полученные итоги можно считать сколько-нибудь корректными? Разве наука – это не факты, факты и только факты?

Создаётся впечатление, что многие исследователи просто подгоняют данные под нужные им результаты. А ситуация к этому располагает – в моде исследования на основе ИИ и «больших данных». Например, решили показать, что плохая экология влияет на мозг ещё в материнской утробе. IQ детей 4–6 лет, рождённых в самых загрязнённых регионах США, оказался на 2 балла ниже, чем показатели их сверстников в городах с лучшей экологией. Учёные Ланкастерского университета допросили 18 тыс. юных британцев, чтобы прийти к похожим выводам: дети с умственной отсталостью чаще проживают в местах с загрязнённым воздухом. О чём это говорит? О связи экологии и интеллекта? О необходимости поддерживать «климатическое лобби»? Или всё-таки о том, что обеспеченные семьи и хорошие школы обустраиваются подальше от мусоросжигательных заводов?

Недорого стоят исследования, доказывающие, будто парниковые газы ухудшают нашу память, умение концентрироваться и принимать решения. Равно как о том, что красное мясо, молочные продукты, табак и алкоголь даже в весьма умеренных дозах превратят вас в деграданта. Расскажите это Хемингуэю, Синатре или сэру Уинстону Черчиллю. Расскажите это советским военным инструкторам, которые во времена войны во Вьетнаме учили вьетконговцев летать на «МиГах». Они вспомнят, что в первые недели и месяцы будущего лётчика просто откармливали (тем же красным мясом, творогом и вином), чтобы обменные процессы дали мозгу хоть какое-то «топливо» для усвоения не самых простых знаний.

Однако Бернт Братсберг и Оле Рожеберг из норвежского Центра экономических исследований Ragnar Frisch не поленились проанализировать результаты тестов IQ более 700 тыс. человек, чтобы сделать вывод: мы глупеем, господа. И всё потому, что у рождённых в 1976 г. средний коэффициент интеллекта составлял 99, 5 балла, а у появившихся на свет в 1989-м – 99, 4 балла. Мало того что громкий вывод сделан на примере арифметической погрешности, так ещё в исследование наверняка попало больше иммигрантов из Азии и Африки, которые в школе особо не учились и которых в прежние годы на севере Европы не было вовсе.

Согласно прогнозу Всемирной организации здравоохранения, в 2030 г. в мире станет вдвое больше слабоумных. Разве это не доказательство вырождения? Если разобраться, то нет, не доказательство. Во-первых, в развитых странах увеличилась продолжительность жизни, а чем больше стариков – тем больше болезни Альцгеймера. Во-вторых, деменцию стали чаще регистрировать. Полвека назад родне пожилого человека, который всю ночь прорывался на улицу в пижаме, в психиатрической больнице говорили, что не занимаются «обычным» старческим маразмом. А сейчас эта напасть входит во многие медицинские страховки, и заниматься ею приходится чаще.

Или вот такая заява: в 2000 г. среднемировой показатель IQ составил 90, 31 балла, а к 2050 г. он совершенно точно упадёт до 86, 67 балла. Если двигаться такими темпами, через полтора столетия взрослый человек будет иметь интеллект 9-летнего ребёнка. Но если вы выпили за текущую неделю на две чашки кофе больше, чем за предыдущую, это же не значит, что эта тенденция сохранится навсегда. И через год вы будете пить на 104 чашки кофе больше.

Мужей науки тоже можно понять. Если бы норвежские учёные, проделав титаническую работу с чуть ли не миллионом тестов IQ, прямо сказали, что их соотечественники принципиально не изменились за последние полвека, получили бы они желаемую обратную связь? Вырос бы у них рейтинг цитируемости? Приглашали бы их экспертами на телевидение, выстраивались бы к ним в очереди на интервью? Новостные агентства вообще посчитали бы нейтральный результат их работы заслуживающим упоминания? Как скоро им предложили бы грант на новое исследование?

Аналогично нельзя снискать внимание в медийном поле, заявляя, что через 5 лет человечество не будет голодать. Это и так понятно. Другое дело, если умный учёный высчитал, что через пять лет нам будет не хватать мяса и сыров. Проблема в том, что нынче даже бакалавру наук не просто разобраться, где «научная» точка зрения, а где нет. Но недоверие к науке чревато уже вполне реальным одичанием. Согласно свежим опросам, 64% россиян полагают, что ковид создали искусственно как новую форму биологического оружия. При этом 56% заразиться не боятся, а 62% испытывают недоверие к созданным вакцинам. Но верят в киберреальность, биологическое бессмертие и клонирование динозавров буквально на днях.

Станция «депо»

Ожидания конца света – популярное развлечение для человечества уже тысячи лет. В последний раз апокалипсис всерьёз ожидали 21 декабря 2012 г., когда заканчивался календарь майя. Светопреставления и тогда не случилось, хотя готовность к нему людей всё выше.

Полумиллионную Пензу охватила паника, когда кто-то начал рассылать тревожные SMS: «Взрыв на Балаковской АЭС. Закрывайте форточки. Пейте йод». Глава местного МЧС появлялся на телеэкранах каждые полчаса и почти кричал, что это «утка». Тем не менее жители Пензы, Самары и Саратова успокоились только на третий день, спешно вывозя детей в другие регионы и сметая с прилавков йод и красное вино. В России отмечено появление новой субкультуры – выживальщиков. В ожидании катастрофы, которую они называют «Большой Песец», выживальщики переезжают из городов, строят в лесах схроны и забивают шкафы банками с консервами и гречкой. На их форумах учат солить медуз и обустраивать бомбоубежище. Человек, у которого нет в заначке противогаза, ружья и хотя бы 500 литров бензина, – умалишённый. А на фоне любых тревожных событий вроде пандемии коронавируса их активность в Интернете увеличивается в разы.

 

Источник

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»